Сомелье не хотели стоять на кассе, а официанты

С ПАРТНЕРАМИ ИЛИ БЕЗ

Часто в решении спорного вопроса в бизнесе решающим фактором становится доля в нем того или иного участника.

Галина Дувинг (Osteria Bianca)

комментирует: «Сегодня не так много женщин владеет рестораном как собственным бизнесом. Если мужчины развивают свои сети заведений, а женщине при этом достается в уставном капитале всего 10%, то она не может таким бизнесом эффективно управлять». Как же женщине получить 51% в бизнесе, чтобы реально контролировать свои деньги?

Гаяне Бреиова

делится своим опытом: «Благодаря наличию у меня опыта работы с партнерами я приняла для себя решение: если буду открывать ресторанный бизнес, то как единоличный владелец. У меня сегодня 2 ресторана, а не 10, потому что я отказывалась от партнерства. Иметь в бизнесе 51% — это минимум. Однако мой опыт работы с партнерами показал, что даже такое условие для меня некомфортно. В моих ресторанах у меня 100%, но так было не всегда, и я добивалась этого. Теперь я быстро принимаю решение, быстро его реализую, контролирую и ни с кем его не обсуждаю. Когда ты лично берешь кредит и лично занимаешься бизнесом, тогда ты на 100% отвечаешь за свои действия. А если ты взяла деньги у другого, то принимает решение тот, кто дал деньги

Я согласна с тем, что ты или рождаешься с этим или нет — не важно, мужчина ты или женщина. И если вы хотите создавать свой бизнес, первый вопрос, на который вы должны себе ответить: готовы ли вы вложить свои деньги или продать квартиру и жить хуже, но открыть ресторан».

Гаяне

Бреиова


Алена Ермакова (Stay Hungry)

также считает, что женщина либо берет на себя ответственность и всем занимается как предприниматель, либо решает для себя, что она просто женщина: «У меня такой проблемы нет и никогда не было. Моя проблема — в определенном недоверии, которое возникает, когда я выхожу на какие-то партнерские отношения с компаниями в лице взрослых мужчин. Нередко они смотрят на меня как на малолетку и не хотят, чтобы я им указывала, как и что надо делать».

Алена

Ермакова

Однако очевидно, что в большинстве женщины редко готовы брать на себя полную ответственность — пойти и взять деньги в банке, отвечая за кредит своим домом и фактически рискуя жизнью семьи. Пример взаимной заинтересованности и хорошей договоренности партнеров приводит

Евгения Качалова

: «У меня отличные партнеры, и мы договариваемся по всем условиям. При этом ни они, ни их родственники не лезут в бизнес. Все договора я заключаю самостоятельно. Бизнесу 4 года, и модель пока работает». Однако не все условия можно предусмотреть и прописать в договоре, а устные соглашения хороши, пока они интересны всем партнерам.

Анна Цфасман

отмечает: «Даже если ваши партнеры без вас ничего реально не могут сделать в бизнесе, они вполне могут его развалить».

Анна

Цфасман

Отдельный вопрос — как будут строить партнерские отношения в совместных проектах молодые рестораторы. По мнению

Анны Цфасман

, новое поколение сейчас зачастую растет без выраженного желания к владению чем-то и стремится к какой-то общей собственности — жить в общей квартире, передвигаться на общих машинах: «Поэтому, когда они захотят иметь ресторанный бизнес, у них может просто не оказаться необходимых вложений и они столкнутся с тем, что деньги нужно подо что-то брать и за них очень тяжело отвечать. И это большой вопрос — что будет дальше? Но это уже проблема не пола, а поколения».

О миссии

В название «Винный базар» я вкладывала посыл, что это место, где весело, шумно и много вина. Чтобы можно было поторговаться – ведь никаких ценников на базаре нет. Мне казалось, что посетителям будет интересно предлагать за бутылку ту цену, которую они готовы заплатить. Сотрудники при этом должны были помнить, сколько стоит каждая бутылка, чтобы не продать её дешевле. Но идея не прижилась. Когда у тебя полный зал посетителей, торговаться некогда. А вот создать свою особую атмосферу нам удалось.

В «Винных базарах» нет классической винной карты. Вместо неё в интерьер бара отлично вписались высокие стеллажи. Полки с вином притягивают взгляд, хочется рассматривать этикетки, покрутить бутылку в руках — это атмосферно, появляется желание что-то попробовать.

Вино — не просто товар, это очень эмоциональный продукт, важно, с каким настроением вы его подаёте. Винные бары новой волны делают акцент на доступности и эмоциях

Я убеждена: если угостить человека хорошим вином, пошутить, улыбнуться, у него поднимется настроение. Он понесёт это домой и зарядит близких позитивом. В этом есть наша главная ценность – нести людям счастье.

Почему формат демократичных винных баров стал популярен

Обычно винные заведения немного чопорные. Я же хотела выбиться из стандартной концепции. Наш формат – высокие винные полки и хороший ассортимент по демократичным ценам. У нас нет постоянного ассортимента вин и ежемесячно происходит их ротация. Бывает и такое, что понравившееся в один из вечеров вино, в следующий раз вы уже не встретите.

Но винная культура захватывала все больше людей, все больше людей ездили за границу и видели цены на хорошее вино там и сравнивали эти цены с московскими. Поэтому появление демократичных винных форматов было не просто востребовано – их ждало огромное количество людей, для которых покупка вина всегда была в тягость из-за цены и страха, что им будут «впаривать» что-то за большие деньги. И я уверена, что в ближайшей перспективе этот формат не только не потеряет своей актуальности, но и получит новый виток развития.

В винном баре

В наших планах – открытие новых заведений в Москве, а также расширение географии проекта за пределы столицы. Пока рассматриваем и изучаем новые рынки. Я уверена, что популярность винных баров скоро дойдет и до регионов. Также мы готовим к открытию винную точку на фудкорте StrEat. Это будет мой первый опыт участия в проекте такого формата.

Про вино и людей

Гости проектов Bazar Family – те, кто относятся к вину и другому алкоголю с пониманием

Им важно, что у них в бокале. Они вникают в историю вина, приходят на дегустации или лекции

Сейчас люди с большим интересом идут на контакт, задают вопросы кавистам, советуются и это приятно.

Убеждение о том, что мужчины пьют красное, а женщины – белое, не подтверждается. Всё зависит от личных пристрастий, еды, настроения. Но девушки чаще пьют игристое, мужчины к этому напитку менее привязаны.

Иногда мы шутим, что можно открыть бар пяти вин: винью верде, совиньон, мальбек, зинфандель и просекко. Они популярны всегда.

РАБОТА VS ДОМ

В целом у женщин меньше времени, чем у мужчин, которое они могли бы отдавать работе и бизнесу, т. к. им одновременно нужно заниматься домом, детьми и т.д. О стоимости «женского времени» в бизнесе рассказывает

Галина Дувинг

«Работая, женщина по сравнению с мужчиной «обменивает» на деньги нечто большее. Он «обменивает» на деньги образование, мозги, время. Для женщины это — годы необщения с детьми, родителями, отказа от путешествий, а порой и от личного счастья и даже будущего, поскольку оно короткое. Отмечу, что ресторанный бизнес — это не форма самореализации, а, прежде всего, зарабатывание денег

Ведь получение прибыли — это социальная обязанность бизнесмена, неважно — женщины или мужчины, который оправдывает зарплатные ожидания своего персонала, находит средства для своей семьи, платит налоги и т. д. Получается, что женщина, у которой меньше времени на работу, поскольку она рожает детей и выпадает из производственного процесса, работает эффективнее

И ее время дороже».

Елена

Шевцова

В свою очередь

Елена Шевцова (PESHI, Саратов)

отмечает противоречивость собственного поведения на работе и дома: «Работа и дом — это 2 разные жизни для женщин-рестораторов. Как соблюсти баланс, когда, приходя на работу, приходится постоянно ругаться, требовать и т. п., а возвращаясь домой, вновь становится леди и заниматься любимыми детьми?»

В заключение можно отметить, что рабочие и домашние проблемы женщин, работающих в ресторанном бизнесе, друг от друга зависят и друг друга обуславливают. Как отмечает

Евгения Голомуз

, в ее ленте в соцсети часто женщины-рестораторы ищут няню, которая готова работать допоздна.

Карина Григорян

комментирует:

«Часто приходится задерживаться на работе, а дети звонят и спрашивают, когда мама придет домой…» С наличием проблемы соглашается

Влада Лесниченко

: «Иметь детей и быть ресторанным пиарщиком и сомелье — это очень сложно».

РЕСТОРАННЫЙ АЛКОГОЛЬ: ЖЕНЩИНЫ — В ТЕМЕ

Влада

Лесниченко

В последнее время в России активно развивается барная индустрия. И если раньше винные бары открывались исключительно в Москве и Питере, сегодня качественные барные заведения работают и в регионах. Хотя открывают их, как правило, мужчины,

Влада Лесниченко (AQ Kitchen )

не соглашается с приоритетом мужчин в винном мире: «Недавно в Ростове-на-Дону я побывала в лучшем за последнее время баре Leo Wine & Kitchen (назван в честь Льва Голицына). Это идеальное винное пространство, при этом шеф — девушка. Сейчас очень много и женщин-сомелье. Например, в Питере они делают уникальные винные карты и буквально идут «впереди планеты всей». А Российская ассоциация сомелье (РАС) недавно объявила женский конкурс сомелье, чем вызвала настоящий скандал в винном мире. Поскольку одни были убеждены, что нельзя отделять мужчин от женщин в этой профессии, а другие, напротив, приветствовали инициативу, которая привлекает женщин в новую для них профессию. Но, конечно, это очень не просто сделать в регионах, где нет организаций, которые этим занимаются, и школ сомелье, которые обучают профессии».


Евгения Качалова («Винный Базар»)

добавляет: «В определенном смысле я не отношусь к своей работе как к работе — это моя жизнь, которой я живу и которую люблю. И ресторанный алкоголь – в хорошем смысле! — это неотъемлемая часть моей жизни».

Евгения

Качалова

Чем я занималась до открытия винного бара

Несколько лет назад я и подумать не могла, что буду настолько тесно связана с ресторанным рынком в целом и вином в частности. Мое образование и предыдущая деятельность кардинально отличались от того, чем я занимаюсь сейчас. Я окончила школу при Русском музее в Санкт-Петербурге, а затем и факультет международных отношений в СПбГУ.

После университета я успела поработать исполнительным директором в баскетбольном клубе «Динамо», а потом переехала в Москву, чтобы попробовать себя в банковской сфере. Но эта работа оказалась полной противоположностью моему характеру. Я очень эмоциональная, постоянно нахожусь в движении и не люблю сидеть на месте. Поэтому монотонная и однообразная работа в банке оказалась не для меня.

Знакомство с рынком и поиск инвестора

Из банка я ушла руководить фотостудией, а уже после по рекомендации друга пришла в сеть винных бутиков Vinissimo. Это была для меня совершенно новая и интересная сфера. Несмотря на отсутствие опыта работы именно в винной индустрии, я решила себя попробовать в этом проекте. Именно там и произошло мое первое знакомство с вином.

Со временем мне удалось найти человека, который был готов инвестировать в проект, и идеальное помещение на Комсомольском проспекте. Поиск инвестора продолжался около 3 месяцев. С потенциальным партнером меня познакомила подруга. Она знала, что я ищу человека, готового инвестировать в проект, и посоветовала своего знакомого, которому это могло бы быть интересно.

Начало пути

Первый «Винный базар» Евгения Качалова открыла в феврале 2014 года. Ее образование и предыдущая деятельность не были связаны с вином. Евгения окончила школу при Русском музее в Санкт-Петербурге, а затем факультет международных отношений в СПбГУ. После успела поработать исполнительным директором в баскетбольном клубе, фотостудии и даже банковской сфере. Но все это время ощущала себя не на своем месте.

В 2009 году по рекомендации друга Евгения пришла в сеть винных бутиков Vinissimo на позицию исполнительного директора, где и произошло ее первое знакомство с вином. Это был красивый бутик с большим ассортиментом, винными дегустациями и профессиональной командой.

Евгения Качалова: «Мне удалось настолько погрузиться в проект, что я проработала там 5 лет. В какой-то момент я поняла, что созрела для запуска собственного дела, и определенно для себя решила, что оно обязательно должно быть связано с вином».

В 2013 году она покинула компанию для работы над собственным проектом, а уже в 2014-м заработал первый «Винный базар» на Комсомольском проспекте. На тот момент концепция была уникальна для столичного рынка – место с демократичным меню, уютной атмосферой и отсутствием винной карты. Огромный ассортимент вина был представлен на полках, а все цены указаны на бутылках. И гости могли сами выбрать вино или обратиться к опытному кависту за помощью. Непривычными для московского рынка стали и очень доступные, даже низкие, цены на вино.

Стартовые вложения в первый проект составили 5,2 млн руб. Еще на этапе идеи было решено привлечь в проект инвестора. К инвестору Качалова шла не с пустыми руками: были готовы концепция, команда для запуска и даже найдено помещение под первый бар. Основная часть инвестиций ушла на ремонт помещения – около 1 млн руб. (раньше в этом месте был офис, потребовалось сносить перегородки и в целом полностью отделывать зал), закупку мебели и оборудования – около 2,5 млн, аренду помещения за 3 месяца в период получения лицензии – 900 тысяч.

Изначально в название «Винный базар» был заложен посыл, что это место, где весело, шумно и много вина. И чтобы купить вино, можно и нужно торговаться. Предполагалось, что посетителям будет интересно предлагать за бутылку ту цену, которую они готовы заплатить. Сотрудники при этом должны были помнить, сколько стоит каждая бутылка, чтобы не продать ее дешевле. Но в дальнейшем эта идея не прижилась – когда у тебя полный зал посетителей, совсем некогда торговаться с каждым.

Как родилась концепция винного бара

Окончательная концепция винного бара родилась уже в процессе работы. Так как у меня был опыт работы в винном бутике, то я хотела запустить такой формат, партнер же хотел сделать что-то близкое к винному бару. В итоге мы решили создать нечто среднее между винотекой и баром.

Европейская культура, конечно, оказала большое влияние на развитие интереса к винным барам демократичного формата

Люди стали больше путешествовать, обращать внимание на вино и цены в европейских заведениях, сравнивать их с Москвой. И мы с удовольствием эту волну поддержали

Огромный ассортимент вина был представлен на полках, а все цены указаны на бутылках. И гости могли сами выбрать вино или обратиться к опытному кависту за помощью. Непривычными для московского рынка стали и очень доступные (даже низкие) цены на вино.

Но в процессе все сложилось немного иначе, и дальнейший курс развития проекта был продиктован вкусами и предпочтениями гостей. Людям очень нравилась уютная и гостеприимная атмосфера, и они хотели проводить в бутике больше времени за вином и живым общением.

Так, три стола переросли в полноценную посадку, было запущено меню с едой, и винный магазин стал одновременно еще и винным баром. Такой формат сразу располагает, вас никто не обязывает заказывать целый стол еды и напитков. Можно просто прийти, взять бокал вина и прекрасно себя чувствовать весь вечер, наслаждаясь общением.

БЕЗОПАСНОСТЬ БИЗНЕСА И ЧЕСТНОСТЬ С ПАРТНЕРАМИ

Галина

Дувинг

Однако в работе с партнерами не по всем вопросам можно достичь консенсуса, и возникает конфликт интересов. О печальных последствиях таких конфликтов рассказывает


Галина Дувинг

: «Я потеряла много денег при отборе у меня бизнеса моими партнерами. Почему я потеряла эти деньги? В частности, потому что до сих пор у нас существует рэкет. Чтобы владеть ситуацией, нужно создавать свою систему безопасности, лобби среди чиновников и представителей силовых структур. Хорошо, если за вас эти проблемы решают другие, а вы можете спокойно работать в своем ресторане».

Также и наличие собственных средств для открытия кафе, бара или ресторана — далеко не гарантия сохранения за вами бизнеса в будущем.

Карина Григорян

приводит примеры: «Если вы работаете в съемном в помещении, то вы — его раб и заложник! Если у вас будет все плохо, то все равно придется платить аренду. А если все будет хорошо, то вас могут просто выселить из этого места, несмотря на ваш договор, рассчитанный на 15 лет. Поэтому советовать — идите и продавайте свои квартиры и вкладывайтесь в ресторанный бизнес — я бы не стала. С другой стороны, паразитировать на многочисленных стартаперах и их деньгах — тоже неправильно и нечестно по отношению к бизнесу. Если вы не готовы вести такой стартап как бизнес хотя бы в течение 6 месяцев после открытия, то это — стратегия зарабатывания на чужих деньгах, плюс свои ошибки… При этом вы ни за что не отвечаете».

Да, кто-то хочет заложить квартиру и самостоятельно вести бизнес, а у кого-то есть стартаповые 5 млн рублей, и он вынужден работать с партнерами. Но если и тот и другой вариант несет большие риски, то как выбрать золотую середину?

Карина Григорян

продолжает: «Конечно, лучше, когда у тебя в проекте 51%. Но я привыкла всегда очень долго работать с людьми и знаю несколько ресторанов, где в свое время работала с партнерами и собственной долей в 20%. Через какое-то время я вышла из бизнеса. Но сегодня этим ресторанам по 7-8 лет, и партнеры до сих пор вместе. Но таких воспитанных людей, к сожалению, мало».

От магазина к бару

За четыре года «Винный базар» вырос до сети из семи точек и продолжает активно развиваться: Евгения Качалова хочет открыть еще несколько точек в Москве и прийти в Санкт-Петербург. В планах компании и выход в регионы через франшизу: «В последнее время мне стало поступать множество запросов из регионов. Раньше мне казалось, что франшиза отрицательным образом скажется на концепции “Винного базара”, ведь очень страшно при масштабировании растерять созданную нами атмосферу. Оценив свои силы и возможности, мы решили рас-ширить географию проекта и запустить франчайзинговое направление», — рассказывает Евгения. Масштабирование за счет франшизы и открытия новых мест позволяет получать более выгодные цены у импортеров и формировать более гибкую ценовую политику. Но выход в регионы сопряжен со своими рисками: модная винная концепция пользуется спросом в крупных городах, где развита винная культура, а в регионах могут быть интересны другие форматы. «Знакомый крупный дистрибутор алкоголя открывал в регионе бар с похожей концепцией, но дело не пошло. В регионах народ не готов к такому формату. Европейский тип потребления вина требует особого подхода к алкоголю, а в регионах он пока не очень сформирован», — считает Александр Ставцев, руководитель информационного центра WineRetail.

Впрочем, заведение привлекает внимание потенциальных франчайзи не только интересной концепцией, но и финансовыми показателями: оборот одной точки в месяц в среднем составляет пять миллионов рублей. При этом первоначальные инвестиции в открытие заведения варьируются от пяти до двенадцати миллионов (открытие первого бара обошлось компании в пять миллионов, сейчас эта сумма больше из-за повышения курса доллара), предполагаемая окупаемость — три года

«Для винного бара пять миллионов неплохая выручка», — полагает Александр Ставцев.

Все точки «Винного базара» разные в плане дизайна, ассортимента меню и вин, ценовой политики. Например, «Базар» на Петровском — самый молодежный из всех:там играет современная музыка, подают шаверму и фреш-роллы; точка на Большой Садовой сделана в испанском стиле; летом открылся «Винный базар. Танцы», где в программе — танцы и тематические вечеринки, и проект на территории фудкорта StrEat. Объединяет проекты винная концепция с демократичными ценами на вино и отсутствие винной карты — вино можно либо самостоятельно выбрать на стеллаже, либо воспользоваться рекомендациями кависта, который есть в каждом баре.

Написанные от руки цены на бутылках позволяют гостям быстрее ориентироваться при выборе вина

С какими сложностями я столкнулась

Когда мы только начали работать, впереди нас ожидал миллион сложностей! Ведь общепит был для меня совершенно неизвестной областью. Это были и вышеперечисленные сложности с поиском персонала, и создание полноценной кухни, и запуск меню с едой.

Изначально мы открывались с тремя столами, огромным ассортиментом вина и почти полным отсутствием еды (у нас был минимальный набор закусок – оливки, вяленые помидоры, сырная тарелка). Но со временем мы стали замечать, что гости хотят проводить у нас время не только за бокалом вина, но и за ужином.

В винном баре

Они хотели чуть более разнообразного меню, чего-то более основательного и интересного. Так мы занялись полноценным оборудованием кухни и поиском шеф-повара, что было для нас совершенно ново. Поиск шеф-повара дался особенно нелегко, так как мы были новичками в этом деле. Первые поиски не увенчались успехом, нам попадались совершенно непрофессиональные люди, идеального кандидата мы нашли только с пятой попытки.

Об ошибках

Начинающему ресторатору приходится сталкиваться с кучей проблем: кухня, повара, сотрудники зала, посадка, управляющая компания.

После открытия первого бара нас ждали сложности с подбором «правильных» сотрудников. С расширением компании стали появляться другие вопросы: оказалось, что для новых баров нужны новые рычаги управления, и это уже совсем другой бизнес. Лучше сразу подготовиться к сложностям, но я не была готова, все проблемы решались «на ходу».

Например, по соседству с первым «Винным базаром» на Комсомольском проспекте закрылся магазин одежды, туда собирались въехать какие-то винные ребята, но я арендовала это место сама. Чтобы не перетягивать клиентов у бара, в новом помещении я открыла кафе со сладостями и завтраками.

Но детали продумали не до конца и концепция не выстрелила. Потом мы 3 раза меняли формат, но всё равно терпели убытки. В итоге изменили «утренний» интерьер, добавили винную карту, основное меню, поздние завтраки и ланчи. Формат прижился, и сейчас проект работает.

Ошибаться в бизнесе — абсолютно нормально. Мы делали много ошибок, но исправляли их и шли дальше. Главное, брать на себя ответственность. Не ждать, что всё разрулится само собой. Например, если в бизнесе есть стагнация или растут убытки, нельзя за этим наблюдать. Надо искать причины и действовать.

Важное качество предпринимателя — стрессоустойчивость. Все вспоминают про это, когда устраиваются на работу, но на деле по-настоящему стрессоустойчивых людей мало

В бизнесе надо уметь оставаться с холодной головой, не впадать в панику, не заражать страхом весь коллектив. Остановиться, выдохнуть — решение не всегда приходит сразу, — определить курс и двигаться по нему.

ЭТОТ НЕЖЕНСКИЙ БИЗНЕС

Евгения

Голомуз

Не так много женщин сегодня работает на топовых позициях, в т.ч. шеф-поваром в ресторане.

Евгения Голомуз (ПИР ЭКСПО)

комментирует: «Часто нам приходится составлять списки шефов, и я вижу, что женщин среди них реально мало. Не так много их и среди рестораторов».

Гаяне Бреиова (Gayane’s)

не видит в этом ничего удивительного: «Мужчин среди шефов больше потому, что это тяжелая работа — по 12 часов на кухне. При этом они более креативны, им интересно экспериментировать. А женщин, которые более консервативны, меньше среди шефов. Но они есть — я знакома с армянкой, живущей во Франции, которая недавно получила звезду Michelin. К тому же у меня в Gayane’s работает шеф-поваром женщина. Она умеет и говорить с работниками — жестко или мягко, в зависимости от ситуации, и договариваться с поставщиками».

Карина

Григорян


Карина Григорян (Maison Dellos)

считает и сам ресторанный бизнес непростой темой для большинства женщин: «В последние кризисные годы, когда многие теряли деньги, некоторые мои подруги, до этого сидевшие дома, стали делать мне предложения о совместных проектах. Но через некоторое время они поняли, что эти проекты — на «долгую дистанцию», да и бизнес не совсем женский. И 9 из 10, ранее проявивших интерес, потеряли его. С другой стороны, кто хочет работать, тот работает и добивается. Кстати, в списке 12 самых богатых рестораторов — 4 женщины. Это неплохой результат».

Лера

Голованова

Высокую нагрузку ресторанного бизнеса для женщин отмечает и


Лера Голованова (Shell, Yes)

«Кто-то говорит, что женщины на деньги богатых мужей открывают рестораны как свои «игрушки». Кто-то — что в наши рестораны ходят друзья или потому, что мы такие симпатичные. Могу сказать, что я являюсь и владельцем, и бренд-шефом, и дизайнером своего

заведения

. А поначалу и вся тяжелая, мужская работа по запуску ресторана — 24 часа в сутки — лежала на мне. Мой ресторан работает уже год и 3 месяца. И если раньше к нам ходило много знакомых, то сейчас гости даже не знают, кто является хозяином заведения. Поэтому, когда девушки, у которых богатые мужья, просят у меня совета, как открыть ресторан (а у меня опыт работы с 1996 года), я им не советую этого делать».

Тем не менее

Анна Цфасман («Дабл Би»)

считает, что женщины способны успешно решать проблемы ресторанного бизнеса: «Я изучаю разные бизнесы в разных странах. Например, в Англии или США женщины порой выступают такой силой, которая способна переломить любые проблемы. Даже в такой консервативной стране как Арабские Эмираты, где меня, находившуюся в мужской компании коллег, поначалу приняли за секретаршу, — в процессе переговоров быстро «переключились», когда поняли, что решения принимаю я и диалог нужно вести со мной. Что уж говорить о России, где женщины всегда были самой сильной стороной. Мы уже привыкли к тому, что на нас лежит вся ответственность — и за семьи, и за бизнес, и за родителей. Мне кажется, что нам — женщинам — очень повезло в нашей стране, где сегодня нет никаких барьеров и границ».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Editor
Editor/ автор статьи

Давно интересуюсь темой. Мне нравится писать о том, в чём разбираюсь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Агронавт клуб
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector